Домой / Психология / Трудно быть дурой

Трудно быть дурой

3965267 Трудно быть дурой

Это какой же надо быть умной, чтобы быть дурой.

/Клара Новикова/

Мы продолжаем разговор о Психологических Вампирах, и о методах противодействия им.

Как-то курсантка по имени Ольга пожаловалась мне на свою невыносимую мать. Если Ольга оказывалась у нее в гостях, то выходила оттуда «как побитая собака».

Девушка и старалась мысленно надеть на себя стеклянный колпак, и стремилась не слушать и не поддаваться на упреки, не вступала в споры, не ругалась – но ей ничего не помогало. Ее мама, сообразив, что не сможет больше конфликтовать с дочкой, стала давить на жалость: «Оля, ты жестокий человек! Ты совсем меня бросила, совсем обо мне не заботишься!» – возражения Ольги, что она оплачивает матери вторую пенсию – пролетали мимо ее ушей.

А Оле уже совсем не хотелось к ней приезжать, так как после этих визитов она долго не могла вернуться к нормальному ритму жизни. Видеть вечно пьяного маминого сожителя, пить чай из грязной кружки, и слушать, слушать упреки в свой адрес…

«У них «больные отношения», он пьет – она его ругает, секса нет, поэтому мама удовлетворяется за счет меня, вечно вынося мне мозг! Раньше я ругалась с матерью по этому поводу, но поняла, что становится только хуже. После конфликта начинаются сильные головные боли, поднимается давление… Не знаю, насколько меня еще хватит!»

Ездить к матери как можно реже она еще могла, а вот не брать трубку телефона – у нее никак не получалось. Мама звонила больше десяти раз в день, и рассказывала Ольге, какая она неблагодарная дочь… Однажды девушка, взяв трубку за рулем автомобиля, чуть не задавила прохожего.

Как быть с такого рода психологическим вампиризмом? Ведь обычные согласия на упреки матери тут не действуют – она продолжает звонить, мешая нормально жить и работать.

В данном случае нужен метод «Хитрого Простофили».

Почему Ольгу выматывали упреки матери? Потому что она относилась к ним как к ежедневной пытке. Для нее это был тяжелый крест, который ей приходилось нести, и от тяжести которого у нее подкашивались ноги.

Тут важно понимать: когда Вампир придирается к Донору – он ощущает себя жертвой – и «восстанавливает справедливость». Поэтому он главный. Когда матери требуется – она звонит дочери, «восстанавливает справедливость», получает удовлетворение (энергию Ольги) – и начинает чувствовать себя лучше. Если же она не получит ЭТОГО УДОВЛЕТВОРЕНИЯ – то и энергию тоже. А значит, звонить дочке у нее отпадет потребность сама собой.

Я предложила Ольге принимать активное участие в диалоге с матерью, но особым образом. На ее слова: «Ты плохая дочь!» – отвечать, активно преувеличивая оскорбления: «Да, мама, я ужасная дочь, кошмар просто, как меня еще земля носит!» На ее упреки: «Ты жестокий человек!»,– реагировать так: «Мама, да, во мне столько жестокости, я аж сама пугаюсь!..»

Нужно перестать относиться к звонкам матери как к тяжелому кресту. Мы сами выбираем, КАК РЕАГИРОВАТЬ НА ЛЮДЕЙ. Вешая на человека ярлык: «Это мой тяжелый крест» – мы начинаем отдавать ему свою энергию.

Но если перестать так относиться к человеку, и поиграть с ним в игру «кто придумает самый страшный упрек» – то это уже будет казаться прикольным, или даже забавным.

НО! важно учитывать, что вы ТАК отвечаете, для того чтобы СОГЛАСИТЬСЯ с человеком, а не оскорбить его. Только в этом случае данная методика будет работать. Также следует понимать, что эту методику используют только в редких случаях, когда другие методы не помогает.

Через несколько дней мать перестала звонить Ольге с упреками…

Важно понимать, что отказываясь быть Донором какому-то Вампиру, МЫ ПОЛУЧАЕМ ВОЗМОЖНОСТЬ жить здоровой жизнью, но также ДАЕМ ВОЗМОЖНОСТЬ жить этой жизнью и самому Вампиру. На Новый год Ольга навестила мать, и узнала, что та занялась новым увлечением, стала заботиться о бездомных животных в местном приюте. Придираться к дочери у нее пропал интерес.


Почему я не дура?

Когда я занималась оформлением ресторанов, у меня оказался один странный заказчик – он придирался ко мне по поводу и без… При первом знакомстве он сказал, что у меня неправильный цвет помады. Потом объяснил, что у меня не модная прическа. Зная, что клиент всегда прав, я мысленно представляла его, держащего флаг с надписью: «А у Оксаны не модная прическа! Ура, товарищи!» – и весело соглашалась :).

На второй день я активно выполняла заказ (развешивала картины по залу), а он, чтобы меня зацепить, придумал новую фишку. Стал подшучивать, что готов выполнять со мной хоть сегодня брачные обязательства, но только без регистрации брака. Так как с нами работали еще и строители – это выглядело забавно, – все-таки мне было 20 лет, а дядьке 45. Все стали посмеиваться над его шутками.

Я знала, чего он добивается – что я вспыхну, скажу грубость, или убегу куда-нибудь поплакать. А он будет выглядеть супер-мачо :). В итоге, я лишусь самоуважения и личной энергии (да еще получу выговор от начальства).

Но клиент всегда прав – и я стала восторженно хлопать глазками над его шуткой, и говорить, как рада его предложению. При этом весело улыбалась, и театрально прикладывала руки к груди. Поэтому строители перестали посмеиваться, и загрустили – шутка не удалась.

Дядька оказался напористый, и продолжал повторять эту шутку с задорным весельем еще минут десять. Но видя, что со мной она не прокатывает – развернулся и ушел… А я продолжила спокойно работать. Что самое интересное, я смогла сохранить рабочий настрой и у строителей, которые сверлили для меня стены, чтобы вешать картины.

Тогда, вспоминая эту ситуацию, я сомневалась: может быть поступила неуважительно к себе? Может, нужно было встать в позу, и наорать на дядьку? Ведь себя же нужно уважать, а не быть дурой!

Тогда я не знала, что всегда пользовалась верной тактикой. Ведь на самом деле человек реагирует на оскорбления только тогда, когда эти оскорбления ЕГО ЗАДЕВАЮТ. Если назвать девушку дурой, и она нагрубит в ответ – обидчик выиграет (а значит, достигнет своей цели). Но если на оскорбление девушка не реагирует ответным оскорблением – ее это не задевает, значит, она не считает себя дурой.

«Когда я работала юристом в госучреждении, – а работы было не просто много, а очень много, – я, естественно, не успевала, и меня часто обвиняли, что плохо работаю. Я со всем соглашалась, и одна моя сотрудница обо мне говорила, что я соглашаюсь, улыбаюсь как дурочка – и мне все помогают :). Я сначала обиделась (это ж кому приятно, когда его дурочкой обзывают), но потом, когда поняла, что мне помогают делать то, с чем я одна не справляюсь – как-то поутихла :). Это только один пример, который я вспомнила, а их было немало :).

Еще раз благодарю Вас, Оксана, за ваш труд! Всех благ Вам :)».

С уважением, Олеся.

Олеся, правильно – не стоит реагировать на оскорбления. Просто нас приучили к тому, чтобы на них реагировать, так как оскорбляют нашу личность, которую мы обязаны защитить.

Тут важно понять одну простую мысль:
К ТВОЕЙ ЛИЧНОСТИ ЭТО СЛОВО НЕ ИМЕЕТ НИКАКОГО ОТНОШЕНИЯ! А если не имеет, то и защищаться не нужно. НЕ РЕАГИРУЙ оскорблением на оскорбление – ЭТО САМАЯ ВЕРНАЯ ТАКТИКА!

В крайнем случае, можно ответить так: «Да, я не всегда бываю гениальна – и это нормально!»


Как испортить жизнь с самого утра?

А вот еще одна история другой нашей курсантки:

К ней в гости приезжает бабушка, которую она очень любит. Бабушка – замечательный человек, многому ее учит и во всем поддерживает. Но есть у бабули одна вампирская особенность – по утрам ее «клинит», и она начинает учить внучку жизни. Представьте такую картину: на улице весна, внучка делает прическу, чтобы отправиться на работу красивой, а бабушка ходит и ворчит: «Надень шапку! Простудишься! Надень шапку!»

Часто внучке приходилось с ней ругаться. Но бабушка – человек старый, ее не переделаешь. Как быть? Не надевать же каждый раз шапку, когда она вовсе не нужна, да портить себе прическу? После подобных ссор у девушки полностью портилось настроение, и пропадало всякое желание работать…

Тогда она и воспользовалась методом «Хитрого Простофили». На слова бабули: «Надень шапку!», – она ответила: «А то простужусь, подхвачу туберкулез, заболею и умру!» Дальнейший диалог был исчерпан… Хватило одного раза, чтобы бабушка отстала.

Почему так произошло? Потому что девушка перестала спорить с бабулей, что на улице тепло, и она не может простыть. Она просто взяла всю ответственность на себя, и согласилась: «Да, заболею, да, умру! И что?»

Таким образом наши курсантки избавляются от массы придирок близких людей.

Например, Надя, 19 лет, на слова мамы: «Не ешь так много! Растолстеешь!» – стала соглашаться: «Да, стану жирной как свинья, мальчики разлюбят!»
– И кому ты будешь нужна такая?
– Правильно, мамуль, никому вообще не буду нужна.

А раньше подобные слова мамы вызывали у Нади вспышку негатива, с дальнейшей руганью по поводу «Чего вы лезете в мою личную жизнь».

Олеся, 29 лет, на вечные придирки тетки 50-ти лет по поводу того, что она неправильно красится, одевается, и вообще живет неправильно:
– Опять ногти жуткой дрянью накрашены!
– Да, я умею красить ногти всякой дрянью.
– Выглядишь пошло! Безвкусно!
– Точно, никакого вкуса.
– И не считай себя самой умной, не доросла еще!
– Нет, конечно, я еще не такая умная, и не доросла.

После таких реплик Олеся начала замечать, как над теткой стали посмеиваться другие родственницы – для нее это было настоящим триумфом! Раньше она всегда впадала в депрессию, и часто уходила с семейных праздников со слезами на глазах. Тетке нравилось доводить племянницу до слез, но теперь у нее это не выходит :).

Олеся смогла избавиться от своего креста. А у вас, дорогие читатели, это получается?

* * *

Ну и на десерт добавлю письмо с примером, как девушка смогла избавиться от нападок Вампира, и даже подружилась с ним:

«Добрый день, Оксана!

В нашем классе был один мальчик, самый популярный и авторитетный, неплохой в целом, очень уверенный в себе, крутой, но нахальный и с пошловатым чувством юмора. Он всех всегда подкалывал в шутку. Меня он доводил чуть ли не до слез, когда я пыталась ему доказать, что это не так, как он говорит. А он лишь только получал удовольствие от издевательств.

Однажды, уже в старших классах, я поняла, как с ним общаться: надо сказать «ДА», и преувеличить раз в десять то, что он сказал. Например, я тороплюсь после школы домой. Он: «Тебя там что, жених ждет?» Раньше я бы начала говорить правду, что мне надо в музыкалку, а он бы на это кивал и дальше издевался с настроем: «ага, ври, как же, я-то знаю, что ты скрываешь!» Теперь же я говорила в ответ: «Да, ждут! Муж, и семеро детей по лавкам!» Все, инцидент исчерпан, ему на это ответить нечего.

Другой пример. Я обожглась йодом на щеке (прыщ обрабатывала :)), остался темный след. Он на весь класс: «О! Лена с засосом! Чем это ты вчера занималась?» В 15 лет в начале 90-ых это было оскорбительно (сейчас молодые люди как-то проще к этому относятся). Я: «Ага! На свиданье ходила, даже на два – в субботу с одним, в воскресенье с другим!» При этом весь класс видел, как я все эти выходные пахала в огороде. После таких ответов он даже зауважал меня, а за ним и другие мальчишки в классе.

Мы с ним отлично стали ладить, и школу окончили друзьями. А раньше было: из-за него шла в школу с содроганием в сердце – ведь меня унизят при всем классе!»

С уважением, Елена.

 

Оксана Дуплякина

Посмотрите также

Мы все работаем для себя

Вы всегда работаете для себя. Поэтому, что бы мы ни строили для других, мы работаем для себя.

Оставить комментарий

Оставьте первый комментарий!

avatar
wpDiscuz