Домой / Познавательное / Психология разделения

Психология разделения

5719 133369402310 550x381 Психология разделения

Результат разделения всегда один и тот же: ты перестаешь воспринимать этих людей как своих, проводишь черту между ними и собой, начинаешь относиться к ним иначе. Говоря проще, ты перестаешь их любить. Далее, ссора может развиваться по-разному. Кто-то раскручивает маховик взаимных претензий до открытого конфликта, кто-то тихо накапливает обиды, чтобы потом выплеснуть их разом в один момент, а кто-то просто навсегда хоронит память о некогда близком человеке в молчаливом забвении. Но всё это происходит потом, когда уже проведена черта, отделяющая «своих» от «чужих».

Поэтому так важно понять, что же движет нами при проведении этой черты. Иногда причина бывает очень серьезная — ложь, предательство, жестокая обида. Но гораздо чаще люди ссорятся из-за таких пустяков, что и сами потом не могут понять, что же оттолкнуло их друг от друга. «Начало ссоры — как прорыв воды; оставь ссору прежде, нежели разгорелась она» (Библия, Притч 17:14). Маленький ручеек, начавший размывать плотину, куда проще остановить, чем поток воды, хлещущий в сделанную им промоину. Точно так же проще остановить себя еще на ранней стадии ссоры, когда мы только-только собираемся провести эту роковую черту. Но в том и загвоздка, что очень часто мы даже не замечаем момента, когда человек становится чужим для нас, когда его слова, поступки, записи в блоге мы вдруг начинаем воспринимать как враждебные.

И здесь важно знать о некоторых психологических механизмах, которые, как это ни странно, могут подтолкнуть нас к такому разделению практически помимо нашей воли. Не виноватая я!

Вот простой вопрос: что мы думаем о человеке, когда он не отдает нам в срок деньги, взятые взаймы? Наверное, скорее всего, это будет нечто вроде недовольного бурчания про себя: «Вот и помогай таким… Вот и верь его обещаниям… А я-то думал, он обязательный мужик…» Мы можем никак не проявить этого внешне, однако мнение о таком человеке у нас сложится вполне определенное, и его оценка в наших глазах существенно упадет.

Но если вдруг получится так, что мы сами не сможем вернуть долг к назначенному времени, это вызовет у нас совсем другие мысли и эмоции: «Да, конечно, нехорошо получилось… Но ведь это же не потому, что я собираюсь присвоить эти деньги. Просто на работе задерживают выплаты… А тут еще, как назло, дочку пришлось везти в платную поликлинику… И штраф нужно было заплатить… И вообще, я их обязательно отдам. Только позже. Тем более, что вроде бы и не требуют…»

То есть один и тот же вариант поведения мы в первом случае склонны объяснять личными качествами человека, но немедленно объясняем такое же поведение ситуативными обстоятельствами, если речь идет о нас самих. Проще говоря, другой человек не отдает долг вовремя потому, что он необязателен, забывчив или вообще норовит зажилить чужие деньги. Но мы-то, конечно же, не таковы, просто у нас в этот раз так уж всё неудачно сложилось.

Однако если речь идет не о порицаемом действии, а о чем-либо положительном, наши оценки в мгновение ока поменяют знак: свой успех мы непременно будем объяснять для себя своими достоинствами, талантом и упорным трудом, ну а успех другого в большей или меньшей степени отнесем к ситуации — мол, повезло человеку, так уж ему фишка сегодня легла.

Психология называет это явление фундаментальной ошибкой атрибуции, и заключается она в склонности человека объяснять неблаговидные поступки и поведение других людей их личностными особенностями, а собственное поведение такого же рода — внешними обстоятельствами. Если же речь идет о поступках достойных, то в этой формуле просто меняются знаки: собственное поведение объясняется личными качествами, а поступки других — ситуацией. Например, если на лекцию в университете опоздал твой сокурсник, значит он не пунктуален, безответственен, и не умеет распределять свое время. Но если на лекцию опоздал ты, причина будет уже в глючных китайских будильниках, сломавшемся трамвае, бесконечных утренних пробках и вообще — в бездарной организации городского движения.

Говоря проще, фундаментальная ошибка атрибуции описывает некое иррациональное стремление человека оправдать себя даже в тех ситуациях, которые он сам считает недопустимыми для всех остальных. Лишь очень внимательные к своему внутреннему миру люди способны заметить в себе эту, казалось бы, очевидную пристрастность в оценках. В большинстве же случаев, подобное самооправдание даже не отслеживается человеком, автоматически создавая почву для потенциальных ссор и размолвок. Внимание, эксперимент!

Полвека назад во время проведения психологических исследований в бойскаутском лагере был обнаружен интересный эффект. Из подростков сформировали две группы, которые должны были участвовать в соревновании по различным видам скаутских навыков. В конце первой фазы эксперимента (разделения бойскаутов на две различные группы) сформированным группам сообщалось о существовании друг друга. Этого события было достаточно для того, чтобы еще до создания условий реального соревнования в каждой группе возникло неприязненное отношение к соперникам: зазвучали прозвища, унизительные насмешки и другие оскорбительные комментарии участников разных групп в адрес друг друга.

Сначала исследователи предположили, что эту враждебность порождает факт соревнования — восприятие членов другой группы как соперников, стремление победить любой ценой. Но впоследствии оказалось, что решающим моментом здесь является само разделение на «своих» и «чужих», осознание принадлежности к группе на основании любого, даже самого незначительного критерия. Это выяснилось в результате следующего эксперимента, который был проведен с учащимися одного из британских колледжей. Теперь испытуемых уже не собирали в команду. Все задания выполнялись индивидуально, и ребята ничего не знали о других участниках. Каждому мальчику предлагалось посмотреть на две картины и выбрать ту из них, которая ему больше понравилась. Подвох заключался в том, что это были полотна художников-авангардистов П. Клее и В. Кандинского с примерно одинаковым набором абстрактных фигур и цветовых пятен. К тому же картины не были подписаны, поэтому даже привязка к имени художника была исключена. После просмотра определенного количества таких пар ребятам сообщалось, что чаще им нравились картины того или иного автора, поэтому они попадают в группу «любителей П. Клее» или «любителей В. Кандинского» соответственно. В действительности же экспериментаторы даже не собирались фиксировать частоту предпочтения картин того или иного художника. Все заполненные участниками таблицы тут же выбрасывались в мусорную корзину, а распределение проводилось в случайном порядке, чтобы окончательно исключить возможность какого-либо объективного признака при формировании групп.

После того как мальчиков таким хаотичным методом поделили по группам, они получили следующее задание. Каждому участнику нужно было заполнить платежные карты, где определялась сумма, выплачиваемая остальным испытуемым за участие в эксперименте. Результат был ошеломляющим. Ребята все как один начисляли больше денег представителям «своих». Этот эксперимент многократно повторялся в различных формах и вариациях, но результат всегда был неизменным: участники переплачивали «своим» и обделяли «чужих», ни разу не увидев тех и этих в лицо, не зная их имен. Вообще ничего о них не зная, кроме их командной принадлежности, которую организаторы определяли, подбрасывая монетку.

Этот принцип получил в психологии название «минимальная групповая парадигма». Суть его в том, что осознав даже самую минимальную принадлежность к некоей группе, человек тут же теряет объективность оценки, и начинает отдавать предпочтение «своим».

Такова человеческая психология -действие совершается нами автоматически, неконтролируемо. Однако последствия его мы можем наблюдать уже в детстве, когда совсем еще маленькие первоклашки вдруг без всяких причин начинают придумывать оскорбительные дразнилки для таких же крох из соседнего класса. Позже такая бессмысленная вражда проявляется у определенной части молодежи, интересующейся на улице у незнакомого ровесника

«Эй, ты с какого района?» Ну а далее, во взрослом возрасте, люди начинают реализовывать минимальную групповую парадигму в своих политических, религиозных, мировоззренческих взглядах.

И вот уже в социальных сетях вчерашние друзья насмерть рубятся, оказавшись по разные стороны баррикад в своем отношении к украинским событиям, к Путину, к санкциям. И не понимают, что грамотные пропагандисты умело развели их на две группы, запустив механизм вражды, в котором уже не имеет значения, по каким признакам эти группы сформированы. Как только человек осознал, что в одной из групп он «свой», его поведение — независимо от его желания — в большей или меньшей степени начинает определяться минимальной групповой парадигмой.

Автор — ТКАЧЕНКО Александр

Посмотрите также

Пока вы можете — ЛЮБИТЕ!

У этой маленькой страшилки Мораль мы все-таки найдем: Пока вы можете — ЛЮБИТЕ! А прЫнцев после подождем!

Оставить комментарий

Оставьте первый комментарий!

avatar
wpDiscuz